БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ

В 1-ое время собственной жизни, в детстве, человек живет больше для тела: есть, пить, играть, развлекаться. Это 1-ая ступень. Чем больше подрастает человек, то все в большей и большей степени начинает хлопотать о суждении людей, посреди которых живет, и ради этого суждения запамятывает о требованиях тела: об еде, питье БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ, играх, увеселениях. Это 2-ая ступень. 3-я ступень, и последняя, это та, когда человек подчиняется больше всего требованиям души и для души третирует и телесными наслаждениями и славой человеческой.

Тщеславие есть 1-ое, самое грубое средство против животной похоти. Но позже нужно лечиться от лекарства. Исцеление одно: жить для души.

Тяжело бывает одному отойти БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ от принятых обычаев, а меж тем при всяком шаге к тому, чтоб становиться лучше, приходится сталкиваться с принятым обычаем и подвергаться осуждению людей. Человеку, полагающему свою жизнь в самосовершенствовании, нужно быть готовым к этому.

Плохо раздражать людей, отступая от принятых ими обычаев, но еще ужаснее отступать от требований БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ совести и разума, потворствуя человеческим обычаям.

И сейчас и до этого высмеивают того, кто посиживает в молчании, высмеивают и того, кто много гласит, и того, кто гласит не много, — нет никого на земле, кого бы не осуждали. Никогда не было, никогда не будет и нет никого, кого бы БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ всегда и во всем осуждали, как нет и того, кого бы всегда и во всем хвалили. И поэтому не стоит хлопотать ни о похвалах, ни об осуждении людей.

Самое принципиальное тебе то, как ты сам себя понимаешь, так как от этого ты будешь либо счастлив, либо несчастлив, а никак не от БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ того, как другие будут осознавать тебя. И поэтому не думай о суждении человеческом, а только о том, как для тебя не ослабить, а усилить свою духовную жизнь.

Ты боишься, что тебя будут презирать за твою кротость, но люди справедливые не могут презирать тебя за это, а БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ до других людей для тебя дела нет, — не обращай внимания на их суждения. Не станет же неплохой столяр огорчаться тем, что человек, ничего не понимающий в столярном деле, не одобряет его работы.

Люди, презирающие тебя за твою кротость, ничего не понимают в том, что добро для человека. Так что все-таки БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ для тебя за дело до их суждений?

По Эпиктету

Пора человеку выяснить для себя стоимость. Что все-таки, по правде, он какое-нибудь нелегально рожденное существо? Пора ему не делать неуверенно озираться по сторонам — угодил ли либо не угодил он людям? Нет, пусть голова моя твердо и прямо держится на БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ плечах. Жизнь дана мне не на показ, а для того, чтоб я жил ею. Я сознаю свою обязанность жить для собственной души. И хлопотать желаю и буду не о мировоззрении обо мне людей, а о собственной жизни, о том, исполняю я либо не исполняю я свое предназначение перед Тем БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ, Кто послал меня в жизнь.

Эмерсон

Каждый человек, отдававшийся смолоду грубым животным побуждениям, не перестает предаваться им, невзирая на то, что совесть его просит другого. Делает он так поэтому, что другие делают то же, что и он. Другие же делают то же, что он, по той же самой причине БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ, по которой и он делает то, что делает. Выход из этого только один: освобождение себя каждым человеком от заботы о человеческом мировоззрении.

Было старцу видение. Лицезреет он, что спускается ангел божий с неба и держит в руке светлый венок, и оглядывается, и отыскивает того, на кого бы возложить его. И воспламенилось БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ сердечко старца. И гласит он ангелу Божию: «Чем заслужить светлый венок? Все сделаю, чтоб получить эту награду».

И гласит ангел: «Гляди сюда». И, повернувшись, указал ангел перстами на северную страну. И обернулся старец и увидал величавую черную тучу. Облако застилала половину неба и спустилась на землю. И вот раздвинулась БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ облако, и стало видно величавое полчище темных эфиопов, надвигавшихся на старца; сзади же их всех стоял настолько величавый и ужасный один эфиоп, что большими ногами своими он стоял на земле, а лохматой головой с ужасными очами и красноватыми губками он упирался в небо.

«Поборись с ними, одолей их, — и БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ на тебя возложу венок».

И испугался старец и произнес:

«Могу и буду биться со всеми, но величавый эфиоп, стоящий ногами на земле и упирающийся головой в небо, не по силам человеку. Не могу биться с ним».

«Безумный, — произнес ангел Божий. — Все маленькие эфиопы, с которыми ты БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ТЩЕСЛАВИЯ не хочешь биться из-за ужаса перед величавым эфиопом, все эти маленькие эфиопы это все порочные желания людей, — и их можно побороть, величавый же эфиоп — это слава человеческая, ради которой живут порочные люди. Биться с огромным эфиопом нет надобности — он весь пустой. Побори грехи. и он сам собою пропадет из мира».


bortnik-dimen-sin-riski-ohotnici-viros-agromadnejshim-bugaem-greshno-tak-govorit-pro-vyunosha-a-bogatirem-nazvat-yazik-ne-vorochatsya-bogatir-on-ved-kakoj-l.html
bortovoj-kamen-bordyuri.html
boryus-za-cheloveka-poka-on-sam-hochet-etogo-nauchno-obosnovannih.html