Борьба за Северные Апеннины

После событий конца июня самое худшее для группы армий «Юго‑Запад» осталось, во всяком случае, сзади, и она равномерно вновь обретала твердую почву под ногами. Это разъяснялось не только лишь сосредоточением всех ее сил, осуществлявшимся, правда, медлительно, но в равной мере и значительными переменами в группировке противника. Через 10 дней Борьба за Северные Апеннины после овладения Римом командующий войсками союзников на Ближнем Востоке генерал Уилсон, в ведении которого находился и итальянский театр военных действий, получил приказ головного штаба союзников{42} в Вашингтоне с требованием достигнуть от генерала Александера выделения из состава группировки союзных войск в Италии французского и южноамериканского корпусов, которые предполагалось использовать в августе для Борьба за Северные Апеннины посадки во Франции. Уилсон выразил несогласие с таким решением, предложив, со собственной стороны, план, предусматривавший посадку на полуострове Истрии (на северном побережье Адриатического моря) отводимых из Италии дивизий, также других сил с намерением продвигаться через Любляну и Венгерскую низменность. Уилсон считал, что такового рода операцией получится очень отлично Борьба за Северные Апеннины поддержать Западный фронт, потому что немцы, по его воззрению, для отражения этого удара, направленного в сердечко Европы, обязаны будут перебросить сюда большие силы с Запада. Благодаря таковой операции можно было, как он считал, существенно резвее окончить войну в Европе. Может быть, что в этом случае Уилсон являлся только Борьба за Северные Апеннины рупором Черчилля, уже не один раз облекавшего свои политические устремления, по‑видимому не встречавшие одобрения со стороны Рузвельта, в оболочку военных планов. Америкосы по‑прежнему твердо стояли на точке зрения сосредоточения решающих сил во Франции, подчеркивая при всем этом, что они срочно нуждаются в дополнительных портах во Франции, чтоб иметь Борьба за Северные Апеннины возможность использовать в Европе все свои силы. Приказ из Вашингтона был выполнен. Взамен отданных корпусов Александер получил несколько других соединений, обладавших наименьшим боевым опытом, в том числе бразильский армейский корпус, греческие и вновь сделанные итальянские части, также еврейскую бригаду. Но даже и после чего его приемущество оставалось довольно суровым Борьба за Северные Апеннины, чтоб иметь возможность и впредь навязывать германской стороне свою волю.

В течение 2-ух следующих месяцев германская группа армий отходила на Апеннинский оборонительный предел, оборудование которого велось уже долгое время. Тут она должна была совсем приостановить продвижение противника. Напряженные бои велись в течение всего июля на подступах к реке Арно. Самый сильный Борьба за Северные Апеннины напор противник по‑прежнему оказывал на западный фланг 14‑й армии. Последняя, но, к этому времени вышла на более подходящую для обороны местность, где противник мог продвигаться только по нескольким ведущим с юга на север дорогам, на которых войска 14‑й армии сделали сильные заслоны. Только к началу 2-ой Борьба за Северные Апеннины половины июля 5‑я южноамериканская армия преодолела эту местность и стала более резвыми темпами продвигаться к реке Арно. 18 июля было оставлено Ливорно, а к 23 июля америкосы вышли к реке Арно на широком фронте от устья до района западнее Флоренции. Тут они, но, тормознули. Существенно более упрямое сопротивление было оказано противнику войсками Борьба за Северные Апеннины восточного фланга 14‑й армии и 10‑й армией южнее среднего течения Арно. Этому содействовал также целый ряд перегруппировок в англо‑американской группе армий в связи с отводом созданных для посадки во Франции соединений. Германские войска равномерно отходили с рубежа Поджибонси, Ареццо на север, продолжая, но, задерживать широкой дугой огибавшие Флоренцию позиции Борьба за Северные Апеннины, за которые велись томные бои. Только ценою огромных усилий противнику удавалось медлительно продвигаться вперед. 4 августа арьергарды 14‑й армии подорвали мосты через Арно, и только 10 августа янки удалось сделать маленький плацдарм на северном берегу реки.

Центр 10‑й армии тем временем организованно отошел меж верховьями Арно и Тибра к южным склонам Борьба за Северные Апеннины Апеннин. У Адриатического побережья напор противника усилился. Наступавшие тут британцы были посреди июня сменены польским корпусом. Поляки, используя существенное приемущество в танках, энергично вытесняли германские части, оборонявшиеся в этой подходящей для использования танков местности. До середины июля одна германская дивизия все еще держалась южнее и юго‑западнее Анконы Борьба за Северные Апеннины. К 10 августа, оказавшись в достаточно критичном положении, которое удалось выправить только в итоге переброски сюда очередной дивизии, она оттянулась за реку Чезано, где продвижение поляков было приостановлено.

В процессе этого отступления 10‑й армии стали достаточно ощутительными деяния партизанских отрядов, использовавших преобладавшую тут гористую местность с ее бессчетными Борьба за Северные Апеннины укрытиями. Союзники поддерживали итальянских партизан и часто снабжали их орудием. Разрушая мосты, устраивая заслоны на дорогах, совершая налеты на транспортные колонны и пуская под откос эшелоны с воинскими грузами и войсками, они сеяли беспокойство в тылу, и германскому командованию местами приходилось даже снимать части с фронта, чтоб покончить с такового рода безобразиями Борьба за Северные Апеннины. Но вправду решающего воздействия на ход боевых действий партизанам не удалось оказать ни тут, ни позднее в Северной Италии. Их деяния встречали только слабенький отклик посреди населения: люди вообщем жаждали покоя, желали по способности остаться в стороне от войны и в большинстве собственном были настроены даже доброжелательно Борьба за Северные Апеннины к германским войскам. Союзники в лице партизан обрели воистину обоюдоострое орудие, потому что разбудили идеи, от которых итальянский люд еще больше пострадал после войны, чем германская армия во время ее. Немцы обязаны были перейти тут, равно как и на других фронтах, к действиям, глубоко им претившим. Под этим углом зрения Борьба за Северные Апеннины и следовало рассматривать строгие меры, к которым время от времени приходилось прибегать ввиду того, что противник отказался от обычных форм ведения войны{43}.

И вот союзники на всем фронте подошли к Северным Аппенинам, где проходил оборонительный предел, называвшийся германцами «Зеленой линией», а союзниками – «Готской линией». Предел тем временем Борьба за Северные Апеннины продолжал дооборудоваться тыловыми подразделениями и организацией Тодта, а конкретно перед занятием его отступавшими войсками также и специально выделенными боевыми подразделениями. Более значимые оборонительные работы были проведены на прибрежных участках – южнее Каррары у Лигурийского побережья и за рекой Фолья на Адриатическом побережье. Все горные проходы прикрывались массивными опорными пт. Но промежутки меж Борьба за Северные Апеннины ними из‑за большой протяженности и нехватки сил и средств были подготовлены в инженерном отношении очень слабо.

Можно было ждать, что союзники изменят направление собственного головного удара. Западнее рубежа Пистоя, Модена Аппенины круто опускаются к самому Лигурийскому морю, оставляя только неширокую прибрежную полосу, по которой проходит семидесятикилометровое Борьба за Северные Апеннины шоссе из Пизы на Специю. Так же просто запереть и равнину реки Серкьо, идущую уже в горах параллельно побережью. Ее ответвления, ведущие в северо‑восточном направлении, упираются в хребет, который имеет только несколько горных проходов с крутыми подъемами и спусками. Потому возможность прорыва противника в западной части Северных Аппенин представлялась Борьба за Северные Апеннины наименее всего возможной. Перерезанная бессчетными горными дорогами средняя часть Северных Аппенин не так высока. Тут уже возможность прорыва противника в направлении Болоньи была полностью реальной. Схожая же угроза была и на Адриатическом побережье, где отлого спускавшиеся северо‑восточные склоны Северных Аппенин давали противнику довольно простора для проведения пришествия. Противника Борьба за Северные Апеннины могла завлекать тут и перспектива пробить брешь в равнину реки По, что привело бы к крушению всей аппенинской обороны. Препятствием для пришествия в этом районе могли оказаться только бессчетные реки, впадающие в Адриатическое море, которые все без исключения пришлось бы форсировать, что, естественно, могло существенно замедлить продвижение. Таким Борьба за Северные Апеннины макаром, было очень тяжело сказать, какое направление изберет противник.

Потому германской группе армий приходилось учесть обе способности и, не считая того, считаться с опасностью высадок больших сил противника в собственном тылу, как в Генуэзском заливе, так и на Адриатическом побережье. Вследствие этого очень принципиальное значение приобретала оборона побережья. Отчасти Борьба за Северные Апеннины она осуществлялась возросшими к тому времени силами фашистской республики, но вместе с этим добивалась также и огромного количества германских войск. Все же при большой протяженности обороняемых участков она сводилась в главном только к наблюдению за побережьем и к сосредоточению несколько огромных сил в особо угрожаемых пт – таких, к примеру Борьба за Северные Апеннины, как Специя и Генуя на западе и принципиальные порты на Адриатике.

Генерал Александер сначала рассчитывал, что после захвата Рима ему получится, не задерживаясь у Аппенин, с хода откинуть обе германские армии к Альпам. Да и после провала этого плана союзники продолжали стремиться окончить борьбу в Италии до начала зимы Борьба за Северные Апеннины. Они считали, что идеальнее всего достигнут этой цели, если сумеют выполнить прорыв как на Адриатическом побережье, так и в горах в направлении на Болонью. Они перегруппировали свои войска и провели нужные изготовления, оттеснив за ранее 14‑ю армию в горы. Перед фронтом последней 5‑я южноамериканская армия к концу августа тормознула у реки Борьба за Северные Апеннины Арно. Эта передышка была для 14‑й армии как нельзя более кстати, потому что армия могла за этот период времени привести в порядок и восполнить свои затрепанные дивизии. Но ее вновь ослабили, забрав три более боеспособные дивизии, из которых одну после посадки противника неподалеку от Марселя перебросили в Приморские Альпы, другую Борьба за Северные Апеннины направили во Францию, а третью передали 10‑й армии. 25 августа войска 5‑й американской армии предприняли ряд атак из района Флоренции, казавшихся сначала малоопасными и окончившихся только образованием большого плацдарма на северном берегу реки Арно. Но во избежание напрасных утрат 14‑й армии было разрешено начиная с 30 августа отходить на Борьба за Северные Апеннины оборудованный Апеннинский предел. Америкосы ограничивались продвижением прямо за отходившими частями 14‑й армии. Как немцы и подразумевали, они не имели намерения добиваться прорыва на этом участке, в итоге чего боевые деяния приняли тут позиционный нрав, при этом обе стороны использовали менее боеспособные дивизии. Только периодически один из врагов решал Борьба за Северные Апеннины деяния местного нрава.

К концу августа была завершена перегруппировка сил и на других участках фронта. Предпринятые после чего наступательные деяния в направлении Болоньи и на побережье Адриатики подвергли обе германские армии в следующие месяцы только томным испытаниям, обусловленным не только лишь все ухудшавшимся соотношением сил на земле, да и Борьба за Северные Апеннины тем фактом, что в германском тылу прямо до Альп безраздельно властвовала авиация противника, постоянные и беспрепятственные деяния которой прерывались только в случаях нелетной погоды. Скоро воздушными налетами противника были уничтожены все мосты через реку По, при этом восстанавливать их было никчемно, потому что они тотчас же опять разрушались. Снабжение приходилось Борьба за Северные Апеннины производить в ночное время только с помощью паромных переправ. Дорога через Бреннерский перевал в итоге воздушных налетов нередко оказывалась в том либо другом пт разрушенной. Восстановление ее хотя и представляло собой сизифов труд для применяемых тут ремонтно‑восстановительных бригад, все же было насущной необходимостью, ибо в неприятном случае Борьба за Северные Апеннины снабжение всей группы армий оказалось бы парализованным. Какое бы то ни было передвижение по неприкрытым с воздуха, часто совсем прямым дорогам Паданской равнины, равно как и по отлично видным с воздуха горным дорогам в дневное время было нереально либо по последней мере связано с нескончаемыми задержками, часто с потерями в Борьба за Северные Апеннины транспорте, а время от времени и с человеческими жертвами. Дополнительным суровым затруднением для ведения боевых действий явилось все большее истощение припасов вооружения, боеприпасов и сначала горючего.

Невзирая на все эти трудности и постоянные требования Гитлера задерживать выступы в обороне, не имевшие никакого тактического значения и только поглощавшие силы, германской Борьба за Северные Апеннины группе армий осенью 1944 года удалось свести на нет все пробы обеих армий противника достигнуть решающего фуррора, который они усматривали в осуществлении прорывов на Болонью и повдоль Адриатического побережья.

В конце августа 8‑я британская армия начала пришествие на широком фронте повдоль Адриатического побережья. В этом пришествии вместе с польским корпусом участвовали один Борьба за Северные Апеннины канадский и один британский корпуса. Этими силами 8‑й армия штурмовала войска восточного фланга 10‑й армии, вынудив их отступить на заблаговременно приготовленные позиции на реке Фолья. Да и этот предел 10‑я армия из‑за недочета сил удержать не смогла. Оборудованная ценою большой издержки сил «Зеленая линия» оказалась тут наименее крепкой Борьба за Северные Апеннины, чем предполагалась. Безпрерывно перебрасывая подкрепления с центрального участка фронта, командование группы армий равномерно прирастило численность войск на восточном фланге 10‑й армии до 6 дивизий, что позволило приостановить наступающего противника еще южнее Римини и реки Мареккья. Все же британская армия сейчас стояла уже у самого входа в Паданскую равнину.

10 сентября Борьба за Северные Апеннины в полосе пришествия 5‑й американской армии последовал нанесенный английским и южноамериканским корпусами удар по смежным флангам обеих германских армий, располагавшихся к тому времени по скатам гор севернее городка Пистоя и за верхним течением реки Сиеве. Положение тем паче осложнилось, что командование группы армий, стремясь предупредить прорыв на восточном Борьба за Северные Апеннины побережье, очень обнажило центральный участок, на котором сейчас противник начал пришествие. Мощнейший, безпрерывно наращиваемый из глубины удар британцев и янки закончился 17 сентября прорывом германской обороны на стыке обеих армий, по этому наступающие войска союзников к 21 сентября продвинулись до Фиренцуолы. Чтоб не допустить окончательного прорыва противника на Болонью, германскому командованию Борьба за Северные Апеннины пришлось снять большие силы с Адриатического побережья, невзирая на продолжавшееся там пришествие британцев, 14‑я армия также обязана была снимать с неатакованных участков собственной обороны силы, которые, но, прибывали в угрожаемый район очень медлительно, потому что обязаны были совершать в горах значимые обходы. К началу октября вбитый и существенно расширенный Борьба за Северные Апеннины 5‑й американской армией клин приблизился к Болонье на расстояние 25 км. Напор янки, в особенности на восточном фланге 14‑й армии, больше усиливался. Генерал Александер уже обратился по радио к болонским бойцам Сопротивления, возвестив им, что час освобождения пробил, и призывал их везде нападать на германцев в одиночку и группами, содействуя Борьба за Северные Апеннины таким макаром освобождению городка. Единственным результатом этого раннего призыва явился ряд жестких репрессивных мер в непокорливом городке, которые не обошлись без лишних крайностей (? – Прим. ред.). Наступавшие войска противника наткнулись на стойкую немецкую оборону еще в 8 – 15 км от Болоньи – на склонах последних гор перед городом. Предпринимавший в течение 2-ух дней непрерывные атаки Борьба за Северные Апеннины 2‑й южноамериканский армейский корпус благодаря активному роли в обороне впору введенной в бой испытанной 1‑й парашютной дивизии получил таковой сокрушительный отпор, что 27 октября обязан был практически у самой цели отрешиться от последующих попыток выполнить прорыв.

Но атаки, возобновленные войсками 8‑й британской армии на Адриатическом побережье сразу с начавшимся Борьба за Северные Апеннины 10 сентября пришествием на Болонью, по собственной интенсивности затмили все пережитое до сего времени германскими войсками. На какое‑то время они привели к тому, что германская оборона на целом ряде участков оказалась прорванной и только разрозненные группы обороняющихся оказывали жестокое сопротивление, цепляясь за комфортные естественные рубежи. В конце Борьба за Северные Апеннины концов, оставив Римини, за рекой Мареккья удалось организовать более либо наименее сносную оборону. Ливни, парализовавшие деяния авиации противника, привели к некому ослаблению его давления. Не считая того, противник понес томные утраты в живой силе и танках. Все же, чтоб не допустить нового прорыва, восточному флангу 10‑й армии приходилось вести Борьба за Северные Апеннины только сдерживающие бои. Действовавший тут 76‑й танковый корпус оказывал на каждой из рек, протекавших параллельно полосы фронта, более либо наименее долгое сопротивление и отрывался от противника каждый раз, когда тот угрожал вновь прорвать немецкую оборону. 20 октября пришлось бросить позиции на реке Савио по обе стороны Чезены, а сначала ноября корпус был Борьба за Северные Апеннины уже за рекой Рабби и нижним течением Ронко. 9 ноября он сдал Форли. В этом городке, где в свое время жил Муссолини и где число его приверженцев было все еще велико, в первый раз имели место агрессивные акты со стороны обитателей по отношению к союзникам, которые даже были Борьба за Северные Апеннины обязаны бросить в городке большой гарнизон. 76‑й танковый корпус отошел к реке Монтоне. Попытка 8‑й британской армии силами 5 дивизий при поддержке в особенности сильной артиллерии и больших сил авиации выполнить прорыв повдоль Виа Эмилия на Фаэнцу потерпела беду. В процессе пятидневных боев, длившихся с 21 по 25 ноября, три германские дивизии отбили все атаки Борьба за Северные Апеннины противника. Английские дивизии оказались так обескровленными, что им пригодилась передышка. Для германской обороны сейчас появилась новенькая трудность. Потому что Адриатическое побережье идет далее в северном направлении, а горная цепь – в северо‑западном, то с каждым шагом отступающих германских войск на север протяженность их полосы обороны росла Борьба за Северные Апеннины. Этим не замедлила пользоваться 8‑я британская армия, предпринявшая сейчас попытку достигнуть прорыва не только лишь повдоль Виа Эмилия, да и в направлении на Равенну. Решающий прорыв временно удалось предупредить только вводом последних, с трудом собранных резервов – пулеметных батальонов, дивизионов самоходных установок и противотанковой артиллерии. Британская армия в течение декабря Борьба за Северные Апеннины продолжала продвижение, попеременно нанося удары в районе Виа Эмилия и повдоль Адриатического побережья. На побережье обстановка стала критичной южнее озера Валли‑ди‑Комаккьо в январе 1945 г., когда в итоге неожиданного удара противник вышел к озеру, отрезав восточный фланг германских войск от моря. Равнинный, пересекаемый в северной части жд линией район Борьба за Северные Апеннины озера являлся ненадежным прикрытием германской обороны с фланга, и потому для обеспечения северного крыла германских войск приходилось снимать силы, которых и без того было не много, с других участков фронта.

В рождественские деньки 14‑я армия силами одной германской и одной итальянской дивизий предприняла в равнине реки Серкьо контрудар с Борьба за Северные Апеннины ограниченной целью – достигнуть ослабления нажима противника на 10‑ю армию. Но последствия этого контрудара оказались в высшей степени внезапными. Он был нанесен так в один момент, что фронт совсем удивленной американской негритянской дивизии был прорван на участке шириной несколько км и неприятельская артиллерия только благодаря спешной смене огневых позиций избежала поражения. Командование Борьба за Северные Апеннины противника стало уже бояться прорыва германских войск на Лукку и бросило все имевшиеся силы авиации на отражение немецко‑итальянского удара, который только для этого и предпринимался. Внезапной, но, оказалась не только лишь обеспокоенность командования противника, да и вызванная этим контрударом реакция ОКВ. Там были несогласны с Борьба за Северные Апеннины этим контрударом, потому что он был нанесен на в особенности уязвимом для противника участке, где типо грядущей весной в рамках операций против западного крыла противника намечалось контрнаступление с целью захвата Флоренции. Таким иллюзиям предавались в ОКВ еще в конце 1944 г.

Январь 1945 г. ознаменовался необыкновенно жестокими для Италии морозами. Не Борьба за Северные Апеннины только лишь Апеннины, да и Паданская равнина покрылась толстым слоем снега. Англо‑южноамериканское командование остановило свои наступательные деяния, плодами которых оно осталось недовольно, ибо, невзирая на все напряжение сил и. понесенные томные утраты, англо‑южноамериканским войскам не удалось достигнуть настолько хотимого для их окончания кампании в Италии. Очевидно, исходя из Борьба за Северные Апеннины убеждений войны в целом это уже не имело никакого значения, потому что ее финал как на Востоке, так и на Западе тем временем уже был совсем и окончательно предрешен.

11. Провал планов подводной войны

После того как весной 1943 г. подводная война в Северной Атлантике в итоге кропотливого прикрытия этого района с Борьба за Северные Апеннины воздуха и внедрения новых британских радиолокационных установок потерпела полную беду, оставалось еще несколько принципиальных морских районов, не контролируемых авиацией союзников. Это были сначала район южнее Азорских островов, также районы поблизости берегов Бразилии, Гвианы и Западной Африки. Туда и перенесли свои боевые деяния германские подводные лодки. С того времени как союзники Борьба за Северные Апеннины посадились в Северной Африке, а потом в Италии, в особенности много проблем стал доставлять им район южнее Азорских островов. По настоянию союзников португальское правительство согласилось 12 октября 1943 г. дать им разрешение на сооружение военно‑морских баз на Азорских островах. С окончанием сначала ноября работ по сооружению этих баз Борьба за Северные Апеннины очередной большой морской район оказался под контролем авиации союзников. Сейчас конвои могли в случае неблагоприятной погоды в Северной Атлантике брать курс южнее, используя при всем этом прикрытие с воздуха. Ни усилиями действовавших с исключительным самопожертвованием германских подводников, ни попыткой достигнуть фуррора методом перенесения боевых действий подводных лодок в самые далекие морские районы Борьба за Северные Апеннины нереально было ничего поменять. Тоннаж торгового флота врагов безпрерывно рос, с излишком удовлетворяя их потребности, невзирая на достаточно высочайшие утраты и в следующие месяцы – все еще около 300 тыс. брт. Все это свидетельствовало, что противолодочная защита совсем взяла верх (Схема 1, стр. 67).

Даже два изобретения, на которые Гитлер и германское Борьба за Северные Апеннины морское командование ложили огромные надежды, не дали способности достигнуть решающего фуррора на море, который, казалось, один мог привести к изоляции сильной военно‑производственной базы США от евро театра военных действий. Одним из изобретений была акустическая торпеда. Существенное преимущество ее заключалось в том, что она, будучи выпущенной по Борьба за Северные Апеннины кораблю противника, шла на шум его работающего винта, как следует, сама находила свою цель. Новое средство предназначалось сначала для борьбы с боевыми кораблями, прикрывавшими конвои и мешавшими подводным лодкам штурмовать торговые суда. Недочет же новейшей торпеды состоял в том, что она не реагировала на шумы кораблей, шедших или очень медлительно, или со Борьба за Северные Апеннины скоростью более 12 узлов. Только через некое время удалось повысить ее «слышимость», после этого торпеда стала реагировать на скорости до 18 узлов. Применение ее, начатое в сентябре 1943 года, отдало узнаваемый эффект, характерный всякому новенькому оружию. Все же самолет по‑прежнему оставался небезопасным противником подводных лодок, а против акустической Борьба за Северные Апеннины торпеды британцы изобрели достаточно обычное, но эффективное контрсредство, заключавшееся в том, что к корме кораблей на тросе прикреплялся особый аппарат, создававший дополнительные шумы и мешавший обычной работе акустического механизма торпеды.

Другим важным изобретением явился «шнорхель», применение которого началось летом 1944 г. Предназначение этого приспособления, представлявшего собой воздухозаборную трубу, заключалось в Борьба за Северные Апеннины пополнении припасов свежайшего воздуха подводной лодки. Благодаря «шнорхелю» на лодке, находившейся даже в погруженном состоянии, могли работать дизельмоторы, в то время как до сего времени ей приходилось в данном случае воспользоваться только электродвигателями, батареи которых сравнимо стремительно разряжались; для зарядки же последних, осуществлявшейся при помощи дизельмоторов, лодка обязана была в течение долгого Борьба за Северные Апеннины времени находиться на поверхности.

Сейчас подводные лодки вообщем избавлялись от необходимости подниматься на поверхность и могли, в конце концов, избежать смертельной опасности с воздуха. Связанный с этим недочет состоял в том, что подводные лодки в погруженном состоянии не могли развивать довольно высочайшей скорости и их способности разведки и наблюдения Борьба за Северные Апеннины еще более сужались, в итоге чего они при нападениях на конвои противника оказывались намного наименее маневренными, чем до этого, ну и вообщем не могли состязаться в скорости с конвоями противника. По этой причине подводные лодки стали употребляться в большей степени на подступах к портам западного побережья Борьба за Северные Апеннины Англии, где движение судов противника отличалось особой интенсивностью и где германские подводные лодки могли действовать из засады. Британская оборона оказалась перед новейшей неувязкой, которую ей предстояло решить. Потому что основная опасность угрожала сейчас на подступах к портам, то тут и сосредоточивались средства противолодочной защиты. Но пригодилось несколько месяцев напряженной работы Борьба за Северные Апеннины, чтоб приготовить надлежащие мероприятия, которые можно было бы противопоставить новейшей германской стратегии, в итоге чего английским конвоям приходилось преодолевать значимые трудности. Сложнее всего было найти с самолетов лежавшие посреди прибрежных рифов в засаде германские подлодки. Засекать их помогал прибор, в особенности отлично регистрирующий производимые лодками шумы. После утраты летом Борьба за Северные Апеннины 1944 г. портов в Бискайском заливе и на побережье Ла‑Манша применение германских подводных лодок существенно затруднилось. С озари 1944 г. германскому подводному флоту пришлось базироваться на норвежский порт Берген, и эффективность его из‑за малой скорости подводного хода лодок и отдаленности новейшей базы от главных районов их боевых действий очень снизилась. Не Борьба за Северные Апеннины считая того, британцам благодаря неплохой воздушной разведке удалось убить несколько подводных лодок во время их следования из Бергена в район Шетландских островов. Таким макаром, огромные надежды, возлагавшиеся в Германии конкретно на это новое изобретение не оправдались.

Новые, более быстроходные типы подводных лодок со скоростью подводного хода порядка Борьба за Северные Апеннины 10 – 16 узлов поступали на вооружение только в малозначительном количестве. Работы над более совершенным типом лодки со скоростью подводного хода 25 узлов до самого конца войны не пошли далее опытнейшей стадии. Но подводная война, которая прошла свою кульминационную точку летом 1943 г., не стала решающей опасностью для противника даже под энергичным управлением Дёница Борьба за Северные Апеннины, сменившего в конце января 1943 г. Редера и перенесшего главные усилия германского флота только на подводную войну. Ничто не могло убрать воздействия решающих причин. Подводный флот не мог помешать непрерывному повышению тоннажа противника, так же как и не мог защищаться от господствовавшей в воздухе неприятельской авиации. Борьба подводного флота Борьба за Северные Апеннины свидетельствовала только о несгибаемой воле моряков – подводников.

Из 1160 лодок, действовавших в течение 6 лет войны, 651 была уничтожена противником, 98 были затоплены командой, когда завершилась война. 33 тыс. германских подводников отыскали погибель в морских глубинах. Ни в каком из других видов вооруженных сил немцы не боролись постоянно лицом к лицу со гибелью с большей Борьба за Северные Апеннины самоотверженностью, чем в подводном флоте.


bozhe-ustanovlenie-dlya-muzhej.html
bozhestvennaya-energiya-techet-cherez-vas-a-ne-iz-vas.html
bozhestvennaya-lyubov-v-sravnenii-s-chelovecheskoj-lyubovyu.html