Боут-стрит, плавучий дом № 2

Декабрь

Ло брызнула духами на шейку, теми, которые сводили Гранта с мозга. Он не раз гласил ей об этом. Ей нравилась его манера делать ей комплименты, нравилось то, как он восторгается ее красотой, замечает, когда на ней насажено что-то новое либо у нее другая прическа. Грант в ней все замечал. С таким Боут-стрит, плавучий дом № 2 отношением со стороны мужчины Ло никогда ранее сталкиваться не приходилось. Плохо было то, что она начала испытывать зависимость от такового дела. Ло остро нуждалась в этом, будто бы внимание Гранта было наркотиком.

Этот вечер был должен стать особым. Грант придет к ней на ужин, и хотя Боут-стрит, плавучий дом № 2 в его распоряжении будет всего только несколько часов, Ло собиралась выдавить из их максимум. Час либо минутка, она воспользуется хоть каким количеством времени, которое Грант мог уделить ей, но последние деньки времени, которое они могли провести вдвоем, становилось меньше и меньше.

Услышав стук в дверь, Ло поставила губную помаду на полочку Боут-стрит, плавучий дом № 2 в ванной.

– Привет, – поздоровалась она с Грантом.

– Привет, – ответил он.

Ей нравилось то, что им довольно было просто сказать «привет», и это обычное слово означало все и одномоментно наводило мост через пропасть меж ними. Привет. Это слово соединяло их опять и опять.

В гостиной Грант страстно поцеловал ее. Он Боут-стрит, плавучий дом № 2 изголодался по ее любви. Не принципиально, что ризотто готово, салат заправлен и перемешан. Им не было никакого дела до обеда либо до той бутылки вина, которую Грант поставил на стол в кухне. Ло взяла его за руку и повела по корабельному трапу наверх, в свою спальню. Ей необходимо Боут-стрит, плавучий дом № 2 было почувствовать прикосновение его кожи и вкус его губ, услышать его дыхание около собственного уха. И она получила это. Они услаждались друг другом опять и опять, пока не застыли в объятиях.

Грант смахнул прядку волос с глаз Ло.

– До конца моих дней я желаю только этого.

– Я тоже, – ответила Боут-стрит, плавучий дом № 2 она, не сводя с него глаз.

В таковой безупречный момент Ло была бы счастлива запамятовать о том, что у Гранта есть супруга, малыши, семья на другом конце городка. Но эти факты нависли, как будто темная облако. Они были вкупе с ними в кровати, толкали в спину, когда они лобзались, преследовали их Боут-стрит, плавучий дом № 2 на каждом шагу. Ло понимала, что настал тот момент, когда она должна или получить любовь Гранта полностью, или отыскать метод жить без него, может быть, всегда.

– О чем ты думаешь? – спросил он, проводя пальцами по ее руке.

– О нашем будущем, – произнесла Ло. – И о тех шагах, которые нам необходимо Боут-стрит, плавучий дом № 2 сделать, чтоб там оказаться.

Грант сдержанно кивнул, как делал всегда, когда Ло возвращала его к действительности.

– Да, – со вздохом ответил он. – Я много об этом размышлял. Ты об этом знаешь. Я только об этом и думаю. Так как ты – моя любовь. Ты все, чего я желаю Боут-стрит, плавучий дом № 2. И все-же это так тяжело. Каждый денек я прихожу домой, а там супруга готовит обед. Девченки посиживают на кухне и помогают ей, режут овощи, улыбаются. Они даже не подозревают, что я в всякую секунду могу скинуть бомбу на их мир и повредить его. У меня такое чувство, как будто Боут-стрит, плавучий дом № 2 я замышляю злодейство, брожу по дому, как будто это место грядущего злодеяния. Жертвы уже на собственных местах, но они просто не знают, что их ожидает.

Грант поцеловал руку Ло.

– Послушай, я знаю, чего желаю. Мне нужна ты, но периодически я не уверен, что мне хватит смелости сделать нужное, чтоб получить Боут-стрит, плавучий дом № 2 тебя.

Ло села в кровати. Ее окутала тыща чувств: стыд за то, что она влезла в чужую семью; ужас перед тем, что Грант не сумеет уйти к ней; любовь к мужчине, который, может быть, никогда не сумеет полностью предназначить ей себя.

– Детка, не плачь, – Грант обнял ее. Ло нравилось то Боут-стрит, плавучий дом № 2, как он обымает ее. Она принадлежала ему, а он принадлежал ей. Вот только Грант не принадлежал ей вполне. Этим вечерком она с ним попрощается, и он отправится домой к другой даме, ляжет с ней рядом в кровать. Они будут гласить о собственных детях, смеяться над смешными вариантами, очевидцем которых Боут-стрит, плавучий дом № 2 стал какой-то из них. Он поглядит еще одну серию кинофильма «Настоящая кровь». Она зайдет на форум в собственном айпаде. Их руки повстречаются, когда он станет натягивать на себя одеяло. Позже они совместно уснут. А Ло остается одна.

– Так больше не может длиться, – произнесла она. – Я не могу Боут-стрит, плавучий дом № 2 разделять тебя. Это некорректно. Это нечестно по отношению к твоей супруге, и это нечестно по отношению ко мне.

– Я знаю, я знаю, – с долгим вздохом произнес Грант. – Это я во всем повинет. Я должен сделать то, что должен.

– Так сделай! – выпалила Ло. – Мы не можем вечно встречаться тайком Боут-стрит, плавучий дом № 2. Это уничтожит меня, я знаю это наверное.

– Веруй в меня, – попросил Грант.

Ло кивнула.

– Ты веришь в меня? – спросил он, чуток поднимая ее подбородок, чтоб повстречаться с ней очами.

– Верю.

– Отлично. Так как, знаешь, мы с тобой какие?

Она покачала головой.

– Какие?

– Мы неразлучные.

– Неразлучные, – повторила Ло.

– И в Париже Боут-стрит, плавучий дом № 2 мы тоже будем неразлучны.

В Париже с Грантом… Большего Ло и вожделеть не могла, но все таки кое-где в самом далеком уголке ее сердца жила тревога о том, вроде бы эта поездка не стала утешительным призом.

– Не могу поверить, что мы улетаем в Рождество, – произнесла Ло.

– Да, – откликнулся Грант Боут-стрит, плавучий дом № 2. – Дома мне пришлось нелегко, но вечерком, когда я вернусь домой, я открою с детками подарки. И хочешь веруй, хочешь нет, но оказалось, что куда легче приобрести два билета в 1-ый класс из Сиэтла в торжественный денек, чем до него либо после.

Он улыбнулся.

– Может быть, нам Боут-стрит, плавучий дом № 2 получится испить обычный рождественский эгг-ног[6] на борту самолета.

– Эгг-ног? – рассмеялась Ло.

– Вот конкретно. Что ж, означает, с утра я за тобой заеду. – Грант коварно улыбнулся. – Не забудь взять с собой то красноватое платьице, которое мне так нравится.

– Париж, – мечтательно протянула Ло. Но она знала, что им нужен не Париж. Нужно Боут-стрит, плавучий дом № 2, чтоб Грант принял решение и избрал, или он остается только с Ло, или со собственной семьей. А Париж – это прекрасное, красивое развлечение. Оно только на некое время приглушит тревогу, ужас. И Ло сумеет провести с Грантом больше времени. Она бы дала что угодно, лишь бы побыть с ним дольше Боут-стрит, плавучий дом № 2.

Грант встал, натянул штаны, застегнул рубаху, позже бросил взор на часы.

– Прости меня, но мне пора идти. Я обещал быть дома еще полчаса вспять.

Ло нахмурилась.

– Но ты ничего не съел. Я приготовила твое любимое ризотто.

– В другой раз, – ответил он и наклонился, чтоб поцеловать ее.

Ло Боут-стрит, плавучий дом № 2 терпеть не могла минутки перед расставанием, когда он ускользал из ее мира и ворачивался в собственный. Она слышала, как Грант спустился по трапу, взял свои ключи со столика у двери и захлопнул дверь плавучего дома. Он прошел по палубе, а позже его шаги стихли в зимней ночи. Грант ушел Боут-стрит, плавучий дом № 2 в свою жизнь, в свою реальную жизнь, назад к собственной супруге, к своим детям.

Ло вытерла со щеки слезу. Она оделась, спустилась по трапу в кухню, взяла ложку и съела ризотто одна, прямо из кастрюли. Ло налила для себя бокал вина и сделала глоток. Ее ключи лежали на столешнице. Не раздумывая Боут-стрит, плавучий дом № 2, она схватила их, позже надела пальто.

Ло знала, где жил Грант: прекрасный дом на холмике царицы Анны. Однажды он именовал ей адресок. Ло просто было его уяснить, так как во время учебы в институте она работала няней в богатой семье на той же самой улице. Ну и у магазина «Цветочная Боут-стрит, плавучий дом № 2 леди» было много неизменных клиентов из этого района, 1-го из наилучших в Сиэтле.

Ло села в машину. Она решила узреть мир Гранта. Ей хотелось доехать до его дома, узреть, куда он ворачивается каждый денек после работы, где он дремлет ночами. И вот этот дом стал перед ней Боут-стрит, плавучий дом № 2, прекрасный тюдоровский дом со щипцовыми крышами и свинцовыми переплетами на окнах.

Сердечко Ло забилось резвее, когда она приостановила машину перед домом Гранта. Выключив мотор и габаритные огни, Ло заглянула в огромные окна гостиной. Там она увидела Гранта. В той же самой рубахе, которую она совершенно не так давно сорвала с Боут-стрит, плавучий дом № 2 его тела, он стоял рядом с 2-мя дочками. Они говорили и улыбались перед большой прекрасно увенчанной рождественской елкой. Спустя мгновение к ним присоединилась супруга Гранта, и картина безупречной семьи сложилась совсем. На Ло накатила тошнота, когда супруга протянула Гранту бокал вина, обняла его за талию и прижалась головой Боут-стрит, плавучий дом № 2 к его плечу.

Ло зарыдала, включила движок и поехала прочь от Гранта назад в собственный мир. Сейчас она точно знала, что значит выражение «разбитое сердце».

Глава 23

Ледяной воздух защипал щеки, стоило мне только выйти на улицу. Иней лежал на крышах построек на рынке, торговцы облачились в теплые пальто и Боут-стрит, плавучий дом № 2 шапки. Я плотнее укутала шейку шарфом и улыбнулась, лицезрев проезжавший мимо автомобиль с рождественской елкой, привязанной к багажнику на крыше. Я вспомнила маму, которая всегда позволяла нам с Флинном самим выбирать наибольшую ель Дугласа [7] на рынке. Каким-то образом ей удавалось опустить ее на машину и дотащить до нашей Боут-стрит, плавучий дом № 2 квартиры. Это добивалось от нее неописуемых усилий. Но все-же ей удавалось сделать вид, что возня с елкой не стоила ей ни мельчайшего труда. А позже мы с братом, с липкими от сладостей щеками, следили, как она устанавливает елку в специальную подставку.

Как обычно бывало в это время Боут-стрит, плавучий дом № 2 года, мне отчаянно ее не хватало.

Я открыла магазин и включила свет. В первый раз за длительное время Ло позвонила и произнесла, что захворала. Она рыдала в трубку, потому я сообразила, что ее недомогание больше эмоциональное, чем физическое, но это тревожило меня даже больше.

– Не спеши, отдохни столько дней, сколько для Боут-стрит, плавучий дом № 2 тебя необходимо, – произнесла я Ло. Но, беря во внимание поток заказов к Рождеству, это было худшее время года для того, чтоб управляться в магазине в одиночку, в особенности после того, что вышло меж мной и Кэмом. Потому когда позвонил Флинн и предложил свою помощь, я испытала неописуемое Боут-стрит, плавучий дом № 2 облегчение.

– Как дела, сестренка? – спросил он, убирая под прилавок свою сумку.

– Если честно, не очень отлично, – произнесла я, просматривая новые заказы, поступившие на веб-сайт магазина. – Я все еще не пришла в себя после предательства Кэма.

Я поведала Флинну о Колетт и о моем даре уже много месяцев вспять, но Боут-стрит, плавучий дом № 2 магические возможности младшей сестры шокировали его куда меньше, чем весть о том, что его самый близкий друг мог предать меня. Я вздохнула.

– Они собирались поместить мою фотографию на обложку, Флинн.

Он покачал головой.

– Я никак не могу в это поверить.

– Поверь, – я пожала плечами. – Кэм взял интервью у доктора Хеллер Боут-стрит, плавучий дом № 2 и, судя по всему, даже у нашего отца.

– Что?

– Я лицезрела файл с интервью. Он отыскал его в Орегоне.

– Означает, наш паразит-папаша выплыл в Орегоне… Внезапная новость.

– Согласна.

– Мне жалко, Джейн, – продолжал Флинн. – Но ты хотя бы об этом выяснила до того…

– До того как мое фото появилось Боут-стрит, плавучий дом № 2 в каждом газетном киоске Америки? – я обидно улыбнулась. – Самое неописуемое, Флинн, что я приняла это за любовь. Я задумывалась, что мы с ним любим друг дружку.

– Может быть, Кэм все-же любит тебя, – представил Флинн. – Но мне все равно охото свернуть этому парню шейку.

Я покачала головой.

– Не стоит Боут-стрит, плавучий дом № 2. В любом случае, когда другого человека кидают под автобус ради собственных интересов, карьеры либо чего-то другого, это любовью не назовешь.

– Кажется, ты сама гласила, что Кэм собирался снять статью из журнальчика?

– Да, он мне так произнес. Вот только как я могу ему веровать?

Флинн кивнул.

– Я считал его другом Боут-стрит, плавучий дом № 2, по другому я никогда бы вас не познакомил… Сейчас я понимаю, почему он меня избегает. Ему постыдно повстречаться с твоим старшим братом.

Я показала Флинну привезенный остролист и зеленоватые ветки для декорации, которые он начал перетаскивать в заднюю комнату.

– А что с твоей женщиной? – спросила я. – С той, которая Боут-стрит, плавучий дом № 2 живет в доме напротив? Надеюсь, ты в конце концов с ней познакомился.

Брат покачал головой.

– Нет еще.

– Флинн, я не понимаю. Почему бы для тебя не перейти через улицу, не подняться на лифте и не постучать в ее дверь?

Он улыбнулся.

– Знаю, все знаю. Тупо, что я до сего Боут-стрит, плавучий дом № 2 времени этого не сделал. Кажется, я боюсь.

– Чего? Что она заговорит голосом мультяшного персонажа?

– Нет, – расхохотался Флинн. – Думаю, меня стращает то, что личное общение не будет таким необычным и привораживающим, как обожание издалека. Ты меня понимаешь?

Я кивнула.

– Естественно. Ты втюрился в фантазию. И это перевоплотился Боут-стрит, плавучий дом № 2 в собственного рода игру.

– Точно, – отозвался Флинн.

– Но все игры завершаются, помни об этом.

– Я поразмыслил, что могу завтра принести ей цветочки на Рождество, – произнес он.

– И завтра мой денек рождения, – чуть слышно добавила я, вспоминая Колетт и ее предупреждение о том, что произойдет, если до заката солнца в денек Боут-стрит, плавучий дом № 2 моего тридцатилетия я не выполню обязательства, которые накладывает на меня мой дар.

А Флинн все еще задумывался о собственной прелестной соседке.

– Если она будет одна, – продолжал он, – а так оно и будет, я уверен, что я смогу ее развеселить.

Я улыбнулась.

– Мне твой план кажется потрясающим. Я горжусь тобой Боут-стрит, плавучий дом № 2.

– Я тоже тобой горжусь, – произнес Флинн.

В магазине зазвонил телефон, и я побежала к нему, чтоб ответить.

– Джейн, это доктор Хеллер.

Я молчала.

– Джейн, ты меня слышишь?

– Да, – с трудом ответила я.

– Кэм позвонил мне и произнес, что ты выяснила о статье. Джейн, я бы желала побеседовать с Боут-стрит, плавучий дом № 2 тобой. Ты могла бы сейчас приехать ко мне в клинику?

– Доктор Хеллер, я сомневаюсь, что нам есть что дискуссировать с вами.

– Ты не права, Джейн, – сделала возражение она. – Мне бы хотелось извиниться перед тобой не по телефону. Я могу все разъяснить. Ты сумеешь быть у меня через час?

– Отлично Боут-стрит, плавучий дом № 2, – согласилась я. – Я постараюсь.

* * *

Я вошла в кабинет доктора Хеллер с томным сердечком. Хотя я не читала запись ее интервью с Кэмом, один только факт, что ей пришло в голову дискуссировать меня с журналистом, выбивал меня из колеи. Он подорвал мое доверие к ней, которое я испытывала с юношества, когда она Боут-стрит, плавучий дом № 2 крутила у меня над головой мягенькие игрушки, чтоб отвлечь, пока она осматривала мои глаза. Но сейчас мне хотелось поглядеть этой даме в лицо и спросить, как она могла не только лишь предать мое доверие, да и нарушить мед этику.

– Я рада, что ты пришла, – произнесла доктор Хеллер, входя Боут-стрит, плавучий дом № 2 в кабинет. – Прошу тебя, давай побеседуем. Может быть, спустимся в кафетерий? Я угощу тебя кофе.

Я кивнула и последовала за ней к лифту. В молчании мы спустились на 3-ий этаж, и когда двери разъехались в стороны, мне в нос стукнул запах вареной капусты брокколи и пригоревшей картошки фри.

Мы тормознули у Боут-стрит, плавучий дом № 2 стойки с кофе. Доктор Хеллер сделала заказ, и мы направились к свободному столику.

– Сначала, позволь мне сказать, что я не знала о том, что он записывает наш разговор, – начала доктор Хеллер. – Я просила его не записывать мои комменты.

– Записывать либо не записывать, какая разница. – Я поглядела ей Боут-стрит, плавучий дом № 2 в глаза. – Доктор Хеллер, я до глубины души шокирована тем, что вам вообщем пришло в голову гласить о моем состоянии с кем бы то ни было без моего согласия.

– Я знаю, Джейн. Я была не права. И я нарушила принятые нормы мед этики. Мне нечем гордиться. Но, пожалуйста, поверь мне Боут-стрит, плавучий дом № 2, я действовала из благих побуждений. Ты же знаешь, что я забочусь о твоем здоровье с того самого денька, когда ты, еще совершенно малышка, в первый раз вошла в мой кабинет. После того, как ты отказалась от операции, мне показалось, что, может быть, разговор с Кэмом принудит тебя на нее Боут-стрит, плавучий дом № 2 согласиться. Я задумывалась, что он со своим осознанием науки, и я с моими мед познаниями – мы вкупе сможем уверить тебя сделать верный выбор для твоего блага. Я не сомневаюсь в том, что ты ему не безразлична, и желала, чтоб ты сообразила: операция – это единственный выход.

– Его забота обо мне состоит Боут-стрит, плавучий дом № 2 в том, что он меня кинул? – я покачала головой и вздохнула.

Доктор Хеллер сложила руки на коленях.

– Я понимаю, что все сделала некорректно. Я только надеюсь, что когда-нибудь ты сможешь простить меня и Кэма.

Я глубоко вздохнула.

– Я не могу простить Кэма. Но, очевидно, я прощаю Боут-стрит, плавучий дом № 2 вас, доктор Хеллер. Вы для меня были как мама. Я знаю, что вы старались ради моего блага. Я только желаю, чтоб вы сообразили, что, независимо от науки и мед показаний, мне пришлось сделать верный выбор для меня самой, пусть даже этот выбор казался алогичным либо глуповатым.

– Ты права, – произнесла доктор Боут-стрит, плавучий дом № 2 Хеллер. – И я признательна для тебя за прощение.

Она мало помолчала.

– Как насчет Кэма? Ты сможешь когда-нибудь простить его?

Я покачала головой.

– Колетт поведала мне, что лицезрела любовь меж нами, но даже этого для меня недостаточно. Он желал сделать сенсацию из моей истории, заработать на ней средства Боут-стрит, плавучий дом № 2. Кэм рассматривал меня как хороший заголовок с того самого момента, как мы познакомились с ним на прошедший Новый год. Сейчас я это знаю.

– Может быть, это правда, – вздохнула доктор Хеллер. – Но ты же не станешь опровергать, что за год его чувства могли поменяться? Я уверена, что Кэм любит тебя, Джейн Боут-стрит, плавучий дом № 2.

Я опять покачала головой и немножко улыбнулась.

– Нет, это не любовь. Это была всего только выдумка. Голограмма.

– Но ты веришь в любовь, Джейн, – произнесла доктор Хеллер. – Я знаю это.

– Я верю в любовь для других, но не для самой себя.

Вдруг медсестра Келли помахала медику Хеллер рукою из другого конца Боут-стрит, плавучий дом № 2 зала. Она подошла к нашему столику с подносом из кафетерия.

– Прошу вас, присаживайтесь к нам, – пригласила я.

– Нет же, – смутилась медсестра. – Я не желаю вам мешать. Я сяду за другой столик.

– Келли, пожалуйста, садись с нами, – с ухмылкой пригласила доктор Хеллер.

Стоило только Келли сесть, как я Боут-стрит, плавучий дом № 2 ощутила давление за очами. Сначала оно было легким, я практически не поверила в него, но оно стало нарастать. Я моргнула, когда перед моими очами появился туман. Я не могла в это поверить. Я все некорректно сообразила. Все это время я считала, что доктор Хеллер влюблена в доктора Уайта Боут-стрит, плавучий дом № 2. Но нет. Доктор Хеллер обожала Келли. И Келли отвечала ей взаимностью.

– Джейн! – воскрикнула доктор Хеллер, вскочила, опустилась рядом со мной на колени и начала нащупывать пульс. – У тебя снова приступ, правильно?

Я кивнула.

– Могу я принести вам воды? – нервно предложила Келли. – Что мне сделать?

– Нет, – ответила я. – Со мной все Боут-стрит, плавучий дом № 2 в порядке.

Я посидела какое-то время бездвижно, а когда туман рассеялся, оборотилась к медику Хеллер, все еще стоявшей около меня на коленях. Ее глаза были заполнены слезами, она вот-вот была готова расплакаться. И я впервой сообразила, что она верует в мой дар.

– Сейчас вы осознаете, правда? – спросила я Боут-стрит, плавучий дом № 2. – Вы все-же сообразили.

Доктор Хеллер поглядела на Келли, позже опять на меня.

– Да, – шепнула она, вытирая слезу со щеки.

– Со мной такое делает настоящая любовь, – произнесла я и встала.

Келли улыбнулась медику Хеллер. Я собралась уйти, но оборотилась к ним:

– Я очень счастлива за вас обеих.

* * *

Выезжая из Боут-стрит, плавучий дом № 2 подземного гаража поликлиники, я потянулась за мобильным телефоном, чтоб позвонить Колетт. Я была готова повстречать тридцатилетие, записать, в конце концов, в книжке все то, что я выяснила о любви. Я желала поведать ей об этом. А еще о Кэме. О той сумятице мыслей и эмоций, которые пульсировали в моей голове Боут-стрит, плавучий дом № 2 и в моем сердечко.

Я набрала номер Колетт, но мне никто не ответил, потому я решила поехать к ней без предупреждения. Оставив машину на улице перед ее домом, я поднялась в лифте на подходящий этаж и увидела, что дверь ее квартиры приоткрыта.

– Здрасти! – кликнула я, заглядывая вовнутрь. – Колетт Боут-стрит, плавучий дом № 2, вы дома?

Мой глас эхом отозвался в квартире.

Я толкнула дверь и застыла, удивленная увиденным. Квартира опустела. На книжных полках не осталось ни одной книжки. Старенькые бархатные драпировки вяло и сиротливо свисали с карниза над высочайшим окном. Колетт пропала. Единственным свидетельством того, что она жила тут, был предмет, стоявший Боут-стрит, плавучий дом № 2 в центре комнаты. Древная цветочная телега, которая когда-то возила ведра с цветами по парижским улицам, стояла пустой в покинутой квартире в Сиэтле. Я взяла конверт, прикрепленный к ней скотчем.

Дорогая Джейн!

Сейчас я обязана бросить тебя, так как моя работа завершена. Ты должна идти по этому пути, как Боут-стрит, плавучий дом № 2 до тебя это делала я. Я желаю для тебя счастья, но сначала я желаю для тебя любви. Никогда не теряй ее из виду.

Твоя Колетт

Я не могла поверить, что она уехала. Колетт могла улететь в New-york либо в Рио-де-Жанейро. Но я возлагала надежды, что отправилась в Боут-стрит, плавучий дом № 2 Париж. Я возлагала надежды, что она опять попробует повстречаться со собственной любовью, и сейчас ей повезет.

Я докатила старенькую телегу до собственной машины и обрадовалась тому, что она просто поместилась в багажнике. Я уже садилась за руль, когда зазвонил мобильный. Это была Мэри.

– Джейн, завтра величавый денек Боут-стрит, плавучий дом № 2. Я желала убедиться, что ты не передумала встречать мою малышку.

– Не пропущу ни за что на свете, – произнесла я. – На какое время назначена стимуляция?

– Ее перенесли на вторую половину денька, – ответила Мэри. – Если мне повезет, то уже вечерком я буду держать дочку на руках. Ты сможешь взять ее на руки Боут-стрит, плавучий дом № 2 первой после меня.

И здесь я все сообразила. Это был завершающий шаг моего путешествия. Я передам дочке Мэри мой дар. Я пошевелила мозгами о Мэри, доверчивой и хорошей, раненной в самую душу, но не очерствевшей. Ее сердечко каким-то образом смогло остаться ласковым и прекрасным вопреки боли, схожей той, которую Боут-стрит, плавучий дом № 2 испытала моя мать. Да, произнесла я самой для себя. Дочка Мэри будет купаться в любви, как это было со мной. Она будет глядеть на мир через затуманенные очки любви, как это делала я. Как и я, эта девченка отыщет собственный путь, пусть даже не всегда все свободные концы завязываются Боут-стрит, плавучий дом № 2 в бант. Такая жизнь, и такая любовь.

Нажав на кнопку отбоя, я опять услышала жужжание. На дисплее появилась эсэмэс от Кэм: «Мне очень, очень жаль».

Я вздохнула и засунула телефон в кармашек куртки. Мне тоже было жалко.

Глава 24

– Джейн, это Кэти.

Ее глас звучал испуганно и тревожно.

– Что случилось?

– Я Боут-стрит, плавучий дом № 2 даже не знаю, как сказать… Джош меня бросил.

В магазин вошла покупательница, и я жестом попросила Ло заняться ею.

– Что?

– Да, он ушел от меня. Джош вышел из дома за кофе и произнес, что скоро возвратится. Но заместо этого он позавтракал с блондиночкой и решил больше не ворачиваться Боут-стрит, плавучий дом № 2.

– Кэти, – ахнула я. – Этого просто не может быть. Я никогда в жизни не лицезрела 2-ух людей, которые обожали бы друг дружку посильнее, чем вы с Джошем. Ты наверное ошибаешься.

– Нет, – всхлипнула Кэти. – Он даже не забрал свои вещи. Джош бросил меня. Разорвал наши дела. Если б я Боут-стрит, плавучий дом № 2 только могла это предугадать! Но не было никаких признаков, ни одного.

– Дорогая, я даже не знаю, что для тебя сказать. Абракадабра какая-то.

– Я знаю, – произнесла Кэти. – Но я знаю и то, что если он ушел, означает, я должна двигаться далее. Я не могу посиживать в этом доме, где мы жили Боут-стрит, плавучий дом № 2 совместно, и ожидать, чтоб Джош возвратился домой. Мне придется реализовать дом, Джейн. У меня такое чувство, что это ночной ужас наяву.

– Это и есть ужас, – согласилась я. – Мне так жалко. Я могу как-то для тебя посодействовать?

– Нет, – вздохнула Кэти. – Хотя… Думаю, мне необходимо уехать из городка. Может, съездим Боут-стрит, плавучий дом № 2 куда-нибудь на солнечное побережье? Скажем, в последующем месяце? Мексика, Гавайи, не принципиально, куда-нибудь подальше отсюда, где есть фруктовые коктейли. И давай возьмем с собой Ло. Мы сможем посиживать у бассейна, выпивать в свое наслаждение, не мыслить и не гласить о мужиках.

– Звучит божественно, – оценила я.

– Вот Боут-стрит, плавучий дом № 2 и отлично, – произнесла Кэти. – Я должна не мыслить обо всем этом. Джейн, мое сердечко разбито, – она вздохнула. – Я посмотрю рейсы и дам для тебя знать.

– О’кей, – согласилась я. – Кэти, я не знаю, что происходит с Джошем. Мне все это не нравится. Но одно я знаю точно: я лицезрела вас вкупе Боут-стрит, плавучий дом № 2, я была свидетельницей вашей любви, и это была любовь. Не запамятовай об этом, условились? – Я слышала, как Кэти всхлипывает. – Обещаешь мне?

– Обещаю, – в конце концов произнесла она.

* * *

– Сейчас канун Рождества, – произнесла я Ло. – Пора по домам.

– Не-а, я останусь. У меня есть еще дела.

– Никаких Боут-стрит, плавучий дом № 2 дел у тебя нет. И кто я, по-твоему? Скрудж? Отчаливай домой, выпей неплохого вина и послушай Бинга Кросби.

– Одна, – обидно усмехнулась Ло. Последние некоторое количество дней Ло была грустной и погруженной в себя.

– Я тоже буду одна. Но, если честно, я так утомилась после этой недели, что я Боут-стрит, плавучий дом № 2 совсем не против одиночества. Я просто желаю спать, спать, спать. Ну и для тебя необходимо отдохнуть. Ты разве не улетаешь с утра в Париж?

– Улетаю, – с вымученной ухмылкой ответила моя подруга.

– Тогда убирайся отсюда сию же секунду, а не то я прогоню тебя метлой.

Ло сняла фартук, повесила его на крючок за Боут-стрит, плавучий дом № 2 прилавком.

– Есть, шеф. – Она в конце концов улыбнулась по-настоящему.

Не успела Ло выйти, как на двери опять зазвонил колокольчик. В магазин ворвалась струя прохладного воздуха. Не поднимая глаз, я произнесла:

– Прошу прощения, магазин закрыт. Я…

И здесь мои глаза повстречались с очами мужчины. Это был клиент, который Боут-стрит, плавучий дом № 2 приходил каждый год перед самым Рождеством, тот колченогий, оставлявший царские чаевые по неведомой мне причине.

– О, здрасти, – поздоровалась я, одномоментно узнав его.

– Простите, – заговорил он с застенчивой ухмылкой. – Мой поезд запоздал. – Мужик очевидно запыхался. – Я волновался, что не успею до закрытия.

– Поезд? – переспросила.

– Да, – кивнул мужик. – Я живу в Боут-стрит, плавучий дом № 2 Портленде.

– В Портленде? – удивилась я. – Тогда для чего вы каждый год в канун Рождества приезжаете из Орегона в цветочный магазин в Сиэтле?

Выражение его лица было суровым, в очах притаилась печаль.

– У вас самые наилучшие цветочки, – после долгого молчания ответил он.

– Что ж, тогда позвольте мне собрать вам Боут-стрит, плавучий дом № 2 букет.

– Нет, – расслабленно произнес мужик. – Не волнуйтесь. Я выберу чего-нибудть на витрине.

Он указал на вазу с красноватыми розами и зеленоватыми ветками.

– Вот это мне нравится.

Я отнесла композицию на прилавок. Решив поправить розу, оказавшуюся не совершенно на собственном месте, я уколола указательный палец.

– Проклятье! – буркнула я Боут-стрит, плавучий дом № 2, лицезрев каплю крови. – В это время года крестьяне запамятывают срезать шипы. Если б в этом месяце я получала по баксу за каждый пропущенный шип, тогда с этой неудачой еще можно было бы смириться.

Мужик кивнул.

– Всякий раз, когда я беру розу, я всегда чувствую только шипы.

– Билли Джоэл, – улыбнулась я.

– Да, – ответил Боут-стрит, плавучий дом № 2 клиент. – Это из песни «And So It Goes».

– Прекрасная песня.

Я заклеила палец пластырем, и мужик протянул мне чек.

– Радостного Рождества, – пожелал он, направляясь к двери. Но позже опять оборотился ко мне и произнес:

– Это была возлюбленная песня твоей мамы.

Я застыла на месте, от изумления утратив Боут-стрит, плавучий дом № 2 дар речи. Мужик вышел на улицу. Я поглядела на чек и прочла написанные на нем имя и фамилию: Эрик Уильямс.

Это был мой отец.

* * *

Час спустя я закрыла магазин, забрала с собой рождественский венок и праздничную композицию и пошла через рынок к дому. Тишь была пугающей. Но я расслышала рождественские гимны Боут-стрит, плавучий дом № 2, доносившиеся из припаркованной впереди машины. Снутри разместилась семья: папа, мать и трое малышей, два мальчугана и девченка, сосавшие леденцы на заднем сидение.

Воздух был чист и холоден, у меня изо рта вылетали клубочки пара. Навстречу мне шел Мел. Он надел парадный костюмчик примерно 1983 года.

– Джейн! – воскрикнул он. – Конкретно Боут-стрит, плавучий дом № 2 тебя я возлагал надежды повстречать.

– Радостного Рождества, Мел, – негромко пожелала я.

– Радостного Рождества, кросотка, – ответил он. Его глаза светились в свете уличных фонарей. – Мне нужен твой самый наилучший букет цветов. Я собираюсь подарить его Вивиан сейчас вечерком.

Я улыбнулась. Даже если человеку 70, любовь как и раньше остается Боут-стрит, плавучий дом № 2 юный.

– Держите, – я дала Мелу композицию, которую сделала для собственной каминной полки: зеленоватые хризантемы в купе с готовыми распуститься гиацинтами колера лайма. Это был возлюбленный рождественский букет моей матери. – Дайте эти цветочки Вивиан. Они ей понравятся.

– Но ты составила этот букет себе…

– Пожалуйста, я желаю, чтоб вы его взяли.

Я ощутила, как Боут-стрит, плавучий дом № 2 на глаза навернулись слезы, когда я пошевелила мозгами о том, что мать с радостью дала бы цветочки Мелу и выслала его поздравлять возлюбленную.

– Спасибо, дорогая моя девченка, – произнес Мел.

– Я надеюсь, они вам посодействуют.

Левой рукою Мел поправил галстук.

– Я тоже надеюсь.

Я прошла мимо пекарни «Мерриуэзер Боут-стрит, плавучий дом № 2» и полюбовалась фруктовыми пирогами и плетеным хлебом, выставленными в витрине. Элейн, должно быть, уже была дома, заканчивала раскладывать рождественские подарки по детским чулочкам. Но я знала, что ее голова – и ее сердечко – заняты поиском решения.

Бернард как раз собирался уходить, когда я вошла в вестибюль нашего многоквартирного дома.

– Я так Боут-стрит, плавучий дом № 2 рада, что застала вас, – произнесла я, засунула руку в кармашек и достала конверт с маленькой суммой наличных в качестве рождественского подарка. – Радостного Рождества, – с ухмылкой пожелала я.

– Радостного Рождества и с наступающим деньком рождения, – ответил Бернард. – Да, кстати, ваш бойфренд, как бишь там его зовут…

– Кэм, – дала подсказку я. – И Боут-стрит, плавучий дом № 2 он больше не мой бойфренд.

– О! В общем, он входил сейчас деньком, чтоб повстречаться с вами. Он произнес, что заглядывал в цветочный магазин, но вас там не было. И он попросил меня передать вам это.

Бернард вложил мне в руку конверт.

– Я желал перед уходом подсунуть его под вашу Боут-стрит, плавучий дом № 2 дверь. У меня было такое чувство, что дело срочное и вы должны прочесть письмо сейчас вечерком, а не достать его из почтового ящика через некоторое количество дней.

– Спасибо, – обходительно поблагодарила я, засовывая конверт в кармашек.

– Вы позволите дать вам совет? – спросил Бернард.

– Очевидно, – осторожно ответила я.

– За что Боут-стрит, плавучий дом № 2 бы вы его ни наказывали, не делайте этого очень длительно. Простите его. Жизнь очень коротка, чтоб не прощать даже самые суровые обиды.

Я кивнула и попробовала улыбнуться.

– Я подумаю об этом, – пообещала я, вошла в лифт и на прощание улыбнулась Бернарду. – Радостного Рождества.

Поздоровавшись с Сэмом, я Боут-стрит, плавучий дом № 2 налила для себя бокал вина и включила рождественскую музыку Джонни Мэтиса. Он напоминал мне о маме. Я без слез оплакивала маму, мое прошедшее и мое будущее, которое могло для меня не состояться, если пророчества доктора Хеллер окажутся правдой либо я не выполню все правила, предложенные Колетт.

Я бросила пальто на кушетку Боут-стрит, плавучий дом № 2 и сейчас достала конверт из правого кармашка, вскрыла его и вынула единственный листок:

Дорогая Джейн!

Меня не будет в городке, чтоб пожелать для тебя радостного Рождества и поздравить с деньком рождения. Но даже если б я остался в Сиэтле, я знаю, что ты все равно не возжелала Боут-стрит, плавучий дом № 2 бы меня созидать. Я поступил некорректно, и ты вправе инкриминировать меня и непереносить всю оставшуюся жизнь.

Я возвращаюсь в New-york на несколько недель. После того как я отказался продолжать работу над статьей о для тебя, мой редактор был обязан «убить» историю. В итоге меня уволили, потому сейчас я занят поисками другой Боут-стрит, плавучий дом № 2 работы. Мне только-только предложили место редактора отдела науки в «Ньюсуик». Это означает, что мне необходимо будет возвратиться в New-york. Я не желаю ехать, но все таки… Что сейчас ожидает меня в Сиэтле?

Мое чувство к для тебя, Джейн, было сильным. Ничего подобного я не испытывал после Боут-стрит, плавучий дом № 2 погибели моей жены, но я сам все попортил. И я всегда буду сожалеть об этом.

Никогда еще я не встречал дамы, схожей для тебя, и я знаю, что никогда больше не встречу. Ты изменила меня. Ты принудила меня узреть силу любви. Ты обучила меня веровать в нее, доверять ей Боут-стрит, плавучий дом № 2.

Я буду всегда обожать тебя, Джейн. Всегда.

Кэм

Единственная слезинка скатилась по моей щеке и свалилась на письмо. Я провела рукою по подписи, повторяя извивы буковкы К. Позже я глубоко вздохнула и засунула письмо назад в кармашек пальто.

Глава 25

Пайн-стрит, квартира 4

В канун Рождества в пресвитерианской церкви Боут-стрит, плавучий дом № 2 на Пятой авеню должна была состояться служба при свечках. За завтраком Вивиан произнесла, что пойдет туда, и хотя Мел никогда не считал себя религиозным человеком, на эту церковную службу его очень тянуло.

Он отыскал в шкафу твидовый костюмчик, самый прекрасный из числа тех, что у него были. Много годов назад Боут-стрит, плавучий дом № 2 Адель поставила на локти кожаные заплатки. Мел оделся, причесал волосы, во всяком случае, то, что от их осталось. Стоит взять для Вивиан рождественский подарок? Он отругал себя за то, что не помыслил об этом ранее. Мел никогда не умел выбирать подарки, но Вивиан заслуживала его. У него не Боут-стрит, плавучий дом № 2 было средств, чтоб приобрести ей чего-нибудть шикарное, не говоря уже о дорогих украшениях, к которым она привыкла. Но что-то же необходимо подарить. Он непременно чего-нибудть выдумает. Мел поглядел на часы. Большая часть магазинов на рынке будут открыты еще в течение часа. Цветочки. Он зайдет в магазин Боут-стрит, плавучий дом № 2 Джейн и купит для Вивиан самый прекрасный букет. Отлично выдумано.

На улице было холодно, довольно холодно, чтоб вот-вот пошел снег. Но небо было светлым, и Мел этому обрадовался. Дойти до церкви на Пятой авеню под снегопадом было бы тяжело.

Лицезрев, что в цветочном магазине приглушен свет, Мел расстроился, но Боут-стрит, плавучий дом № 2 вздохнул с облегчением, когда увидел Джейн, которая шла ему навстречу.

Глас Джейн звучал забавно, но в очах притаилась печаль. У нее очевидно было тяжело на сердечко. Мел беспокоился о Джейн так, как отец может беспокоиться о взрослой дочери.

– Ты же не собираешься посиживать в одиночестве сейчас вечерком, нет Боут-стрит, плавучий дом № 2? – спросил Мел.

Джейн ответила ухмылкой.

– У меня есть Сэм, не запамятовывайте об этом. Вы-то куда собрались по морозу в канун Рождества?

Мел робко улыбнулся.

– На церковную службу. – Он снизил глас: – Там будет Вивиан.

– И вы идете с пустыми руками?

– Ну, я возлагал надежды принести ей цветочки, но я вижу, что Боут-стрит, плавучий дом № 2 ты уже закрыла магазин.

Джейн поглядела на букет, который несла в руке.

– Возьмите эти, – произнесла она. – Они совершенно подходят. Люди почему-либо задумываются, что им необходимы красноватые розы, чтоб выразить свою любовь. И розы вправду олицетворяют любовь, но любовь преходящую. Пламя, которое пылает, но в конце концов угасает Боут-стрит, плавучий дом № 2. Но вы же желаете показать Вивиан чистоту, истинность вашей любви. И этот букет произнесет об этом за вас, обещаю.

Мел увидел в ее очах слезы.

– Спасибо, дорогая моя девченка, – шепнул он.

Джейн сообразила, что он готов побеседовать с ней еще, убедиться, что с ней все в порядке. Но она его Боут-стрит, плавучий дом № 2 поторопила.

– Идите же, найдете ее.

Мел подмигнул Джейн и отправился в церковь. Температура точно опустилась ниже нуля, но он не ощущал холода. Его грела любовь к Вивиан.

Впереди показалась церковь. Из больших окон на улицу лился оранжевый свет. Снутри играл орган, детский хор нежными голосами пел «Святую ночь Боут-стрит, плавучий дом № 2». Мел отыскал место на последней скамье и осмотрелся в поисках Вивиан. Поначалу он ее не увидел, но позже увидел высшую даму, сидевшую на скамье с таковой элегантностью, что это могла быть только Вивиан. В мерклом свете свеч дама чуток повернула голову, и Мел сходу увидел неповторимую линию скул, ласковый рот, царственный Боут-стрит, плавучий дом № 2 нос. Это была она. Малыши опять запели, и здесь Мел увидел мужчину, сидевшего рядом с Вивиан, безупречно одетого, высочайшего, широкоплечего. Его костюмчик был идеально отглажен и смотрелся недешево. Да, конкретно такового мужчину заслуживала его Вивиан. Сидя на последней скамье с букетом цветов и слушая хор, Мел Боут-стрит, плавучий дом № 2 вдруг сообразил, что желает для Вивиан только самого наилучшего. И пусть его любовь искренняя, но он сам не идеальный вариант для нее. Он никогда не будет довольно неплох для Вивиан.

Она повернула голову, их глаза повстречались на одно только мгновение, и на царственном лице Вивиан появилась ухмылка. Мел встал Боут-стрит, плавучий дом № 2 и вышел. Направляясь к выходу из церкви, он протянул букет мужчине, стоявшему у дверей.

– Мне нужно идти, – растолковал Мел. – Не могли бы вы передать эти цветочки одному человеку?

Он обрисовал мужчине Вивиан и вышел на улицу. Один.

Глава 26

Рождество 2013 года


borba-russkih-uchenih-za-razvitie-otechestvennoj-medicini.html
borba-s-chuvstvom-sobstvennoj-vazhnosti.html
borba-s-gidratoobrazovaniem-v-skvazhinah.html