Брачный союз денег и политики под рентгеном

Август 2000

Речь, произнесенная в Лос-Анджелесе на Теневом съезде, в нескольких кварталах от Staples-Center, где проходил государственный съезд демократической партии. Теневой съезд длился неделю и рассматривал принципиальные вопросы — к примеру реформу финансирования предвыборных кампаний и борьбу с наркотиками, — которые наикрупнейшие политические партии США на собственных съездах игнорировали. Речь была прочитана на Брачный союз денег и политики под рентгеном заседании секции «Вызов валютной культуре».

Разоблачение компаний — как они поглощают публичные места и наши бунтарские идеи, как приобретают наших политиков — уже не просто занятие культурологов и институтских профессоров. Оно стало интернациональным увлечением. Активисты по всему миру молвят: «Да-да, осознаем. Мы читаем книжки. Ходим на лекции Брачный союз денег и политики под рентгеном. Изучаем осьминогоподобные графики, показывающие, что Руперт Мердок обладает всем. И понимаете что? Мы собираемся по этому проводу не просто расстраиваться. Мы собираемся по этому поводу чего-нибудть сделать».

Поставило ли антикорпоративное движение корпоративную Америку на колени? Нет. Да и совершенно несущественным оно не является тоже. Спросите Nike. Либо Microsoft. Либо Shell Oil Брачный союз денег и политики под рентгеном. Либо Monsanto. Либо Occidental Petroleum. Либо Gap. Спросите Philip Morris. Они скажут. Точнее, принудят поведать собственного вновь назначенного вице-президента по корпоративной ответственности.

Мы живем, говоря словами Карла Маркса, в эру фетишизма продуктов. Безалкогольные напитки и компьютерные бренды играют в нашей культуре роль божеств. Это они делают самую Брачный союз денег и политики под рентгеном сильную нашу иконографию, это они строят наши самые утопические памятники, это они докладывают нам наш же свой опыт — они, а не религии, не интеллектуалы, не поэты, не политики. Они все сейчас на заработной плате у Nike.

В ответ на это, мы находимся на первых стадиях организованной политической кампании Брачный союз денег и политики под рентгеном по дефетишизации продуктов, призванной сказать: нет, эти кроссовки, по сути, не являются эмблемой мятежа и преодоления. Это просто кусочки резины и кожи, и кто-то сшил то и другое совместно, и я скажу вам, как это было, и сколько ему заплатили, и сколько профсоюзных организаторов пришлось уволить, чтоб держать Брачный союз денег и политики под рентгеном цены пониже. Дефетишизация продуктов — это когда говоришь, что этот «Мак»-компьютер не имеет дела к Мартину Лютеру Кингу, а имеет отношение к промышленности, направленной на построение информационных компаний.

Это когда осознаешь, что каждый кусок нашей глянцевой потребительской культуры откуда-то да приходит. Это когда прослеживаешь «паутину» фабрик на подряде, подставных Брачный союз денег и политики под рентгеном филиалов и источника рабочей силы, чтоб осознать, где выполняются эти «кусочки», в каких критериях, какие лоббистские группы установили правила игры и какие политики были по дороге подкуплены. Другими словами, это когда ставишь под рентген культуру продуктов, когда разнимаешь на части символику века шопинга и на этом выстраиваешь истинные глобальные Брачный союз денег и политики под рентгеном связи — меж трудящимися, учащимися, заступниками природы. Мы — очевидцы новейшей волны любознательного, называющего вещи своими именами активизма: частично это «Черные пантеры», частично анархистский «Черный блок», частично — ситуационизм, частично — фарс, частично — марксизм, частично — маркетинг.

На данный момент мы лицезреем это по всему Лос-Анджелесу. В воскресенье была акция протеста у отеля Брачный союз денег и политики под рентгеном Loews — тут идут жесткие трудовые споры меж низкооплачиваемыми трудящимися и управлением. Стачечники избрали для собственной демонстрации эту неделю, так как они желали привлечь внимание к тому обстоятельству, что главный исполнительный директор Loews — большой жертвователь на предвыборную кампанию Эла Гора. Они желали выделить два момента: что экономический бум строится на спинах Брачный союз денег и политики под рентгеном низкооплачиваемых трудящихся и что наши политики закрывают на это глаза, так как они — заложники. В тот же денек, позднее, прошла демонстрация у магазина Gap. Тут тоже была двойственная цель. С одной стороны, — привлечь внимание к тому, как компания финансирует крутую рекламу собственной одежки стиля хаки — делая скидки благодаря Брачный союз денег и политики под рентгеном производству на потогонных фабриках; с другой, — обозначить связь меж пожертвованиями на кампании и корпоративным лоббированием. «Какое любимое хобби председателя правления Gap Дональда Фишера?» — спрашивала листовка. И отвечала: «Подкуп политиков», — указывая на щедрые пожертвования на кампании и Джорджа Буша, и Билла Брэдли. В пн мишенью были личные инвестиции Гора Брачный союз денег и политики под рентгеном в акции Occidental Petroleum, нефтяной компании, обвиняемой в нарушении штатских прав в Колумбии, где она планирует бурение на земле того племени у'ва, невзирая на опасности в случае осквернения их земли совершить общее суицид. [С того времени компания от этого проекта отказалась.]

Я уверена, что этот съезд запомнится тем, что Брачный союз денег и политики под рентгеном на нем супружеский альянс средств и политики был решительно выведен из тени — тут, на теневом съезде, и на улицах, с «Миллиардерами за Буша» (либо Гора), символически затыкающими для себя рты миллионнодолларовыми «купюрами». Задачи, которыми ранее была озабочена только горстка политических маятников — реформы финансирования избирательных кампаний, концентрация СМИ, — обрели независимую жизнь Брачный союз денег и политики под рентгеном. Они выплывают в виде миниатюр уличного театра на Фигуэроа-стрит и на удивление удачных информационных сетей типа Indymedia, которая заняла 6-ой этаж этого строения — «Патриотик-Холла».

Следя все то, что появляется за последние пару лет, как смеем мы не питать надежду на способности перемен в дальнейшем? Помните — молодежь, выступающую Брачный союз денег и политики под рентгеном против корпоративной власти, уже раз списали со счетов как не подлежащую исправлению. Это то самое поколение, которое всю свою жизнь росло под рекламной лупой. Это те же, с маркетинговыми плакатами в классах, выслеживаемые в Вебе прожорливыми исследователями рынка; с продаваемой и покупаемой на корню молодежной подкультурой Брачный союз денег и политики под рентгеном; те, которым молвят, что их высоким устремлением должно быть — стать в восемнадцать лет (точка).com-овским миллионером; те, которым внушают, что они должны обучаться не тому, чтоб стать гражданами, а тому, чтоб стать «главным исполнительным директором компании Я», либо, по модному на данный момент выражению, «брендом под заглавием Ты». Этим людям Брачный союз денег и политики под рентгеном полагалось бы иметь в венах сок Fruitopia заместо крови, электрические записные книги заместо мозгов.

И многие, естественно, имеют. Но многие другие идут в прямо обратном направлении. И потому, если мы желаем выстроить движение на широком базисе, которое бросило бы вызов валютной культуре, нам нужна политическая активность, которая бы работала Брачный союз денег и политики под рентгеном на определенных уровнях деятельности. Но она также должна идти поглубже, обращаться к культурным и гуманитарным потребностям. Она должна обдумывать потребность в не преобразованном в продукт опыте, вновь будить наше желание иметь воистину публичные места, даровать удовлетворенность от выстраивания чего-то коллективно. Может быть, нам уже пора начать задаваться вопросом, не Брачный союз денег и политики под рентгеном являются ли движение за бесплатное программное обеспечение и компания Napster частью этого парадокса. Может быть, нам пора выпутывать больше приватизированных пространств, как это делает караван странствующих активистов Reclaim the Streets, устраивая одичавшие тусовки среди оживленных перекрестков, чтоб напомнить людям, что улицы когда-то были штатскими местами Брачный союз денег и политики под рентгеном, а не только лишь коммерческими.

Таковой возврат утраченного уже происходит на многих фронтах. То, что было и должно быть общим, требуют и возвращают для себя по всему миру — активисты сми; безземельные фермеры, занимающие пустующие земли; крестьяне, отвергающие патентование растений и форм жизни.

И возврата демократии требуют тоже — люди в этом Брачный союз денег и политики под рентгеном зале и на улицах вокруг него. Демократия не желает быть замкнутой в Стейплз-центре либо написанной перьями обанкротившейся логики 2-ух корпоративных партий. И тут, в Лос-Анджелесе, активизм, привлекший внимание мира в Сиэтле, выхлестывается из собственных границ и преобразуется из движения, противостоящего корпоративной власти, в движение, сражающееся за свободу самой демократии Брачный союз денег и политики под рентгеном.

Прага


bozhij-mir-i-bozhe-peremirie-ricarskaya-etika-i-krestovie-pohodi.html
bozhij-vrag-trebuet-plati.html
bozhim-chelovekom.html